Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Летний поход

Я так люблю лето, что в детстве завела летнюю тетрадку. Рисовала, писала стихи о лете, сохраняла летние этюды.
Текст написан карандашом, бумага пожелтела. Но текст разобрать можно.

Всю ночь ёж Филька бегал по комнате кругами и цокал как подкованный. На утро мы решили выпустить ежа в лес. Мы взяли рюкзак на плечо, посадили в него ежа и пошли в горы. Мы шли лесом. Перед нами вилась тропинка.
В лесу живописно расположились палатки. Из них торчали десятки детских пяток. По палаткам бегали солнечные зайчики.
На изгибе дороги, возвышаясь над всеми деревьями, стоял раскидистый платан. Он был совсем белый. Листья с него облетели. Это было тем более удивительно, что весь лес был одет в роскошный зелёный наряд.


Collapse )
promo besedy_nadache july 22, 2020 08:52 13
Buy for 20 tokens
Если не событие или впечатление, то воспоминание - взгляд в прошлое, или мечта - взгляд в будущее. Об этом я и пишу. Несколько лет писала в сообщество Бытовые хроники, которое заняло в Южном регионе первое место в рейтинге ЖЖ. И сейчас собираюсь это делать. Но решила записи помещать и здесь. Из…

Первый над полюсом(11).Мой полёт к полюсу

Документальная история полёта Павла Головина к Северному полюсу.
Начало истории здесь

Представляю рассказ самого лётчика Павла Головина о полёте к Северному полюсу. Изложение не художественное - техническое, но это не делает его менее драматичным. Видно, что автор молодой, в нём есть доля авантюризма. Но огромный опыт и профессионализм позволили совершить этот подвиг.
Не надо забывать, что для читателей "Правды" это увлекательный рассказ, но на самом деле это был полёт - разведка. Задание предполагало изучение условий посадки на полюсе тяжёлых самолётов с оборудованием для обустройства полярной станции и пассажиров, участников экспедиции "Северный полюс 1".


«Правда» от 30 мая 1937 (№ 148)

Мой полёт к полюсу

С прибытием на остров Рудольфа для меня—разведчика экспедиции - начиналась самая ответственная часть работы. Если раньше экспедиция могла составлять известное представление о погоде, пользуясь данными с конечных пунктов трассы, то тут такая возможность отсутствовала. Погода была известна только в начальном пункте, на острове Рудольфа. Обстановку на полюсе, конечно, никто не знал. Кроме того, весьма неясны были условия ориентировки при полете к полюсу, поведение приборов в высоких широтах и т. д. Мне предстояло изучить все это, сделать глубинную разведку погоды и льдов возможно далее к северу.
В течение многих дней плохая погода не позволяла произвести такую необычную рекогносцировку. Наконец, в ночь на 5 мая в районе Рудольфа установилась отличная погода. Командование экспедиции решило послать наш самолет в глубокую разведку на север. Заместитель начальника экспедиции Шевелев так сформулировал задание: разведать метеорологическую обстановку, состояние льдов, наличие посадочных площадок от Рудольфа до 86-го градуса.
— Остальные указания получите по радио в зависимости от хода полета, — сказал он.
После тщательного осмотра всего самолета, моторов, радио я зарулил на старт. В баках находился запас горючего на 12 часов полета, в крыльях — полуторамесячный запас продовольствия.
Мы взлетели 5 мая утром. Пройдя над зимовкой, я взял курс прямо на север. Сразу над Рудольфом попал в небольшую рваную трех'ярусную облачность. Начал набирать высоту.
С первых минут полета убедился в бесполезности нормального магнитного компаса. Едва оторвалась от земли, как стрелка компаса отклонилась на 10 градусов от истинного курса, затем буквально на глазах стала уходить влево. На 83-й параллели она отклонилась уже на 40 градусов. Гиромагнитный компас был также бесполезен. Очень странные показания давал гирополукомпас. Обычно его картушка каждые 15—20 минут отклоняется на 5 градусов по часовой стрелке. Приблизительно на широте 85 я заметил, что картушка начала уходить в обратную сторону, затем выровнялась и показала точно на север и так осталась до самого поворота. При возвращении картина повторялась.
В течение всего полета я ориентировался главным образом по солнечному указателю курса, контролируя себя сигналами радиомаяка о. Рудольфа. Эти сигналы мы слышали до самого конца и по ним же шли обратно.
Штурман Волков определял снос самолета ветром, вносил некоторые коррективы в курс. Время от времени он просовывал голову ко мне в кабину и передавал написанные им сообщения о ходе полета. Я просматривал их и передавал Кекушеву, тот— Терентьеву, потом—Стромилову, а последний — в эфир. Сложный путь!
Полоса чистой воды, окружающая остров Рудольфа, кончилась очень быстро. Дальше пошел битый лед, затем торосистые поля с большими разводьями. У 84-го градуса встретили первый настоящий паковый многолетий лед, гораздо чаще начали попадаться крупные невзломанные поля. Даже с высоты 1.50О метров можно было заметить в трещинах торец льда. Это свидетельствовало о большой его толщине. Покров льда стал более одноцветным, лед был покрыт толстым слоем снега, встречались огромные льдины, на которые, в случае нужды, можно посадить целую армаду тяжелых кораблей.
Айсберги попадались только в начале пути, затем исчезли. Никаких признаков земли, сколько мы ни вглядывались, не обнаружили.
Полет протекал ровно, без болтанки, скорость колебалась от 160 до 180 километров в час.
Облака кончились. Миновали 83,84,85-ю параллели. Мы находились в местах, где ещё никогда не летали советские корабли, но впечатление было такое, словно мы выполняли нормальную ледовую разведку где-нибудь в устье Енисея. Ветер почти не ощущался. Было тепло, всего лишь 10—12 градусов мороза.
Когда пересекли 85-ю параллель, заметил слева перистую высокую облачность. Она нас сопровождала на протяжении пары сот километров. Лед все время одинаковый— девятибалльный.
Моторы работали отлично, я спокойно летел дальше. На 88-и градусе левый мотор внезапно сдал. Инстинктивно выбрав место посадки, я уже хотел снижаться, но мотор опять заработал нормально. Оказалось, что при переключении баков немного заело подачу бензина.
За 88-й параллелью наткнулся на облачную стену. Решил узнать, как далеко она простирается и ее характер. К этому времени мы летели на высоте около 2.000 метров, шли над облаками. Вначале попадались еще окна, потом они исчезли. Самолет шел над сплошным морем облаков, нигде никакого просвета. Так мы долетели до 89-го градуса, пересекли его. Я спросил, сколько осталось еще бензина. Ответили, что почти на семь часов полета. Надо было возвращаться.
Посмотрел вниз. Вот они, подступы к полюсу, о котором столько лет мечтало человечество. Под нами расстилалась волнистая пелена белых облаков, ровная, без единого просвета. Светило солнце. Термометр показывал минус 9 градусов, альтиметр—1.800 метров. Все так просто, обычно!
Дал радиограмму Шмидту о достижении района полюса, развернулся и полным ходом понесся домой.
Обратный полет протекал в тех же условиях. На широте 88 облачность кончилась. Внизу опять тянулись ледяные поля, пересеченные трещинами. Шли по солнечному указателю курса, затем по сигналам отлично действовавшего маяка Рудольфа. Иногда он прекращал сигналы и передавал нам радиограммы. Вообще связь с землей у нас не прерывалась ни разу.
Градус за градусом оставались позади, но тут охватило беспокойство—достаточно ли бензина. Кекушев все чаще и чаще поглядывал на литромер. С Рудольфа сообщили, что аэродром и остров закрыты облаками. Внизу стали появляться большие разводья чистой воды. Кекушев тревожно подтянул поближе к люку клипербот на случай вынужденной посадки на воду. Терентьев достал два ящика с продуктами.
Километров за сто до Рудольфа заметили впереди по курсу предсказанные нам облака. Подлетев ближе, неожиданно вышли из зоны маяка. Переменили курс, попробовали вновь найти маяк,—не слышно. Потребовали пеленг, нам его дали. Тогда мы изменили курс на 10 градусов.
Понятно, сквозь облака острова не найдешь. Снизились, пошли под облаками, высота — сто метров над водой. По нашим расчетам, бензина оставалось очень мало.
Вдруг впереди показались ледниковые обрывы. Мы прикинули по карте—остров Карла Александра. Значит, Рудольф—слева. С полного хода развернулся и понесся над водой на восток. Через несколько минут увидел знакомые очертания острова.
Наконец, под нами твердая земля. Вижу дома зимовки, костры, людей. С ходу, без круга иду на посадку. Вот самолет уже бежит по снегу. Скорость уменьшается. Машина замирает на гребне крутого спуска в море...
Полет окончился.
И только тут я впервые почувствовал усталость. Но все это покрывается чувством огромной радости и гордости от сознания выполненного долга перед родиной.

П. ГОЛОВИН.

Остров Рудольфа, 30 мая
(По радио)

А так выглядит эта статья в "Правде", чтоб увеличить размер изображения , нужно щёлкнуть по нему мышкой.

Первый рубеж позади

Первый рубеж позади. Сейчас мой результат: 34 задания, 28 постов.
Пока время есть, особенно напрягаться не надо. Но за 9 дней 28 постов, достаточно.
Я отношусь к участию легко, не слишком серьёзно, как к приключению. Одни посты более удачные, другие менее. Как получается.
Уже познакомилась с некоторыми марафонцами. У одних нравится почти всё, у других - отдельные посты. К сожалению, времени нет читать многое. Вчера хотела поздно вечером написать комментарий, не успела. А сегодня уже всё, время ушло.
Уже получила очень-очень интересные комментарии. Спасибо!
Путешествие продолжается.

Львов. Поездки в одно и то же место в разное время.

История нашей семье во многом связана со Львовом. Там жили мои родные. У нас много фотографий Львова и его окрестностей. Мы снимали город и снимались в нём сами с начала 60-х и до конца 90-х.
Но я хочу сравнить только два места. Мы жили в двух разных квартирах Эти дома и близлежащие улицы и хочу сравнить. Современные снимки я взяла с карт Гугл, поэтому там есть его значки.
Впервые я попала туда второклашкой в 60-ые годы. Мы жили на улице Льва. Сейчас она называется Князя Льва.
Эта очень крутая улица, спускается с горы Высокий замок к Старому рынку. Справа стена старого монастыря. Против нашего дома и сейчас зелёная зона. Раньше там были ещё детские качели. Улица была широкой и без покрытия. Возле дома стоит грузовичок и мальчишки с самокатом.



Карту я немного обрезала, потому что перед ангаром, который виден справа стоят мусорные баки. Львов - город узких улиц. Я имею ввиду конечно старинную его часть. Вот и улицу Льва сузили, понастроив вдоль стены домишек. И положили асфальт.



Если подняться вверх к Высокому замку, повернуть на Замковой направо, то выйдешь к школе. Раньше её номер был 19.



Территория школы всегда была очень ухожена. Вокруг неё много деревьев. Будучи школьниками мы ухаживали за ними. И сейчас школа утопает в зелени. Зелёные насаждения также ухожены. Заборчик всё тот же и аккуратно покрашен.



Вторая квартира, где мы жили находилась на проспекте Ленина, ныне Свободы. Этот единственный в то время современный дом на центральной улице. В первом этаже находилось кафе. Но я редко бывала в "Красной шапочке". Моё любимое кафе на проспекте Шевченко, возле знаменитых цветочных часов. Там подавали очень вкусные взбитые сливки с черносливом "Белоснежка и семь гномов". Другое чудесное кафе - на Коперника. Мы называли его "Корова", там подавали великолепные грибные блюда. Но самое известное и любимое кафе - на Армянской. Именно по этой маленькой улице гарцуют три мушкетёра, напевая:"Пора-пора- порадуемся на своём веку".



Сейчас в доме уже нет кафе. Много офисов, хозяева которых меняются. Жизнь меняется и город меняется.



Но иногда город возвращается назад в своей истории. Вдоль центрального проспекта тянется сквер. Вначале - оперный театр, в конце - фонтан.

Вот как он выглядел в советское время.



В настоящее время фонтану возвращён вид, который он имел в досоветское время. Поверх собственно фонтана установлена скульптура девы Марии. Читала, что эту часть бульвара хотят назвать Марийской площадью. Так скульптура выглядит со стороны дома, в котором мы жили.



А так она повёрнута к нам лицом.



А с первым фото связана интересная история. В "Одноклассниках" есть группа "Львовяне со всего мира". Одно время там регулярно публиковала посты о городе историк. Она сопровождала их фотографиями. Рассказывая об улице Льва посетовала, что нигде не могла найти фото этой улицы 60-х годов. И мы послали ей свою. Вот так бывает выйдешь на улицу с фотоаппаратом, или даже на балкон щёлкнешь, особо не задумываясь, а потом оказывается, что это история.

"Итальянка"

Моя родственница побывала в Музее изобразительных искусств нашего города со своей дочкой первоклассницей и написала об этом Вконтакте.

"Примерно столько же лет мне было, как сейчас Миле, когда дед привел меня в художественный музей Луначарского. Самое яркое впечатление было от рамы:) помню до сих пор.
Теперь Милана очередь. Ей понравился Шишкин. Понимаю 👍
Выставочный зал, кажется, тоже пора обдумать. Сейчас там Моне."



Здесь её фото на фоне запомнившейся с детства картины. Что интересно, я была первый раз в этом музее, когда мне было "примерно столько же, как сейчас Миле". И одна из запомнившихся мне картин была "Итальянка" И.К. Макарова.
Мой комментарий: "Интересно, что ты отметила именно эту картину. Когда я её увидела впервые(кстати, по возрасту была, как Милана), картина висела в простенке и была слабо освещена. Свет попадал на струю воды. От этого эффект текущей воды усиливался. Она лилась! Я не могла понять, как это может быть и долго стояла, смотрела на это невозможное чудо".
Сейчас картину перевесили, она находится на освещённом месте и такого впечатления нет.
Если смотреть на фотографию картины, то струйка совсем маленькая.



Collapse )

84 года назад. В БОЛЬШЕЗЕМЕЛЬСКОЙ ТУНДРЕ

Ровно 84 года назад,13 сентября 1936 года , в "Правде" была опубликована статья В. Ворыгина "В БОЛЬШЕЗЕМЕЛЬСКОЙ ТУНДРЕ". Она об очень значительном в то время: съезде советов. Само название "советское время" говорит о важности этого события. Его ждали, к нему готовились. Сейчас основные задачи ставит президент в ежегодном послании, а раньше главное обсуждали на съездах советов.
Интересно, что многие слова написаны не через твёрдый знак, а через апостроф. Но так напечатано в газете. "Правда" от 13 сентября 1936 год, № 253

В БОЛЬШЕЗЕМЕЛЬСКОЙ ТУНДРЕ
В отдаленных районах Северного края районные с'езды советов. Первым состоялся с'езд советов в Большеземельской тундре, Ненецкого округа, созванный в Югорском Шаре, где сейчас находятся большинство оленеводов, кочующих со своими стадами. На с'езд с'ехалось 35 делегатов, из них 5 женщин. С большим под'ёмом и активностью делегаты обсуждали проект сталинской Конституция. Выступило свыше 20 человек. Все они с восторгом отзывались о проекте, внося деловые предложения, подчеркивая огромную заботу, с которой относится к малым народностям Севера партия и советская власть, вождь, учитель и друг народов — товарищ Сталин. Отсталое население тундры до Октябрьской социалистической революции было бесправным, видело только произвол и грабеж приезжих чиновников, скупщиков, кулаков и шаманов. Бывшие пастухи и трудящиеся оленеводы сейчас сами управляют тундрой и ее сложным хозяйством. В сельсоветах и районных учреждениях работают почти сплошь коренные ненцы. Об'единившись в колхозы и товарищества оленеводы избавились от кулацкой кабалы, из года в год увеличивают свое хозяйство я его основу — стада оленей. Создаются школы, ясли. Организована врачебная помощь населению тундры. Часть колхозов готовится к переходу на оседлость.
Суровая природа тундры раскрыла богатства своих недр. В Амдерме, Вайгаче построены шахты, добываются ценные ископаемые. Появилась первая железная дорога. Рыбаки получают для промысла на реках и в море новейшие орудия лове и моторные суда. Обсуждая золотые слова Конституции, ненцы как один благодарят ее творца — товарища Сталина. На окружной с'езд советов избрано 15 делегатов. В конце сентября и в начале октября созываются с'езды в остальных районах ненецкой тундры. Окружной с'езд советов состоятся 15 октября.
В.Ворыгин



Другие статьи В.В. Ворыгина можно прочитать здесь

Collapse )

Семейные легенды. Василий Васильевич Ворыгин. Интервью из далёкого прошлого

В этом году В.Ворыгину исполнилось 115 лет. несколько лет он работал Корреспондентом "Правды" в Архангельске. Одна из его работ "В Советской тундре". Найдя эту статью, я не знала, какая интересная и живая история произойдёт с ней.
Collapse )
В СОВЕТСКОЙ ТУНДРЕ
В эти дни, когда па юге Советского Союза заканчивается весенний сев, в далекой тундре Ненецкого округа охотники на лыжах еще бороздят снежные пространства, охотясь за песцом и горностаем, оленеводы на зимовках пасут стада оленей, добывающих себе корм из-под глубокого снега. Здесь идет постоянная борьба с суровой природой, сюда быстро доходит новое, изменяются вековые обычаи, рождается зажиточная жизнь, новая, социалистическая культура. Небольшой по численности ненецкий народ смело идет к хозяйственному и культурному возрождению. Созданы и укрепились десятки оленеводческих колхозов. Колхозы в тундре! Они возникают в упорной борьбе с шаманами, кулаками, цепляющимися за свое былое влияние на ненцев, нередко используя их культурную и политическую отсталость. Около половины всех оленеводов округа уже вступило в колхозы. Выросли замечательные руководители из коренных жителей тундры.
Из Усть-Цильмы мы связались по телеграфу с руководителями Ненецкого округа — секретарем окружкома тов. Проурзиным, председателем окрисполкома Выучейским и секретарем исполкома Вокневым. Между нами произошла следующая беседа по проводу:
— Расскажите, как идет охота и подледный лов в этом году.
Нарьян-Мар (центр округа). Охота на песца идет успешно. Впереди — охотники Большеземельской тундры. Удачный промысел об'ясняется не только большим выходом песца, но и тем, что охота распространилась и на отдаленные пушные угодья, в которых два года назад вовсе не промышляли. Главное в том, что охотники, воодушевлённые речью товарища Сталина на совещании стахановцев, подхватили призыв вождя, стали работать по-новому. Передовики пушного, промысла показывают прекрасные образцы работы. Охотник Иванов Георгий сдал пушнины на 26 тыс. рублей. Егор Фетин — на 20.250 рублей. Они во много раз перевыполнили свои обязательства по договору. Комсомолец Иван Канев с Большой Земли один обслуживает 73 песцовых капкана, осматривая их ежедневно. Он сдал пушнины на 10 тыс. рублей.
Вторая декада февраля была стахановской декадой в песцовом лове. Хуже мы ловим куропатку. В лучших промысловых местах ее не оказалось. Неудовлетворительно идет подледный лов. Лучше других ловят навагу колхозники Верхней и Нижней Пеши, Канино - Тиманского района. Часть рыбаков перешла на лов в озерах и проливах для того, чтобы покрыть недолов в губах Баренцева моря.
Усиленно готовимся к весенне-летнему лову. Колхозники Никитинского колхоза. Н.-Печорского района, вносят предложение организовать стахановский месячник завершения, подготовки к весне, чтобы в открытой воде взять прекрасную печорскую рыбу — нельму, семгу, омуля.
— Какие товары запрашивают охотники в связи с высокими заработками?
Нарьян-Мар. Из глубинных пунктов поступают запросы на дорогую одежду, обувь, музыкальные инструменты, дорогое оружие. Несколько кусков шелка, появившиеся на прилавке, кооператива в Хэре-Варе, были раскуплены в один момент.
— Как вы распределяете колхозные доходы? В связи с увеличением доходов, ведутся ли в тундре работы над улучшением быта?
Нарьян-Мар. Половина тундровых колхозов уже распределила свои доходы, составила и обсудила на собраниях производственные планы на 1936 год. Передовые оленеводческие колхозы дали высокий процент увеличения поголовья оленей. Колхоз «Харп»—16 проц., «Нарьян-Ты»— 18 проц. Лучшие колхозники получили большой доход: Федор Соболев — 2.111 рублей; Явтысий Илья добился в своей бригаде 28 проц. прироста стада и заработал свыше 2 тысяч рублей; Иван Хатанзесйский заработал на выпасе 3.095 рублей; Апицын—3.622 рубля.
Колхоз «Харп» провел внутреннее устройство своих пастбищ. Ведется подготовка к землеустройству в колхозах «Пнок», «Нарьян-ты», «Нарьян-Теня». Колхозы «Ядей-Ты». «Цэлиха», «Пнок» готовится по примеру «Харпа», имеющего свою оседлую базу и молочный скот, к переходу на полуоседлость. Колхозники очень просят разработать тип удобных дешевых построек для тундры.
В течение апреля колхозники, не имеющие оленей, получат из совхозных и колхозных стад в личное пользование 1.300 оленей.
— Где сейчас находятся колхозные стада, чем заняты оленеводы?
Нарьян-Мар. Оленеводы готовят стада к предстоящему в мае отелу — самой важной кампании оленеводства. Стада оленей находятся в печорских лесах. Зимовка проходит хорошо. Олени почти не теряют упитанности. Скоро они выйдут из лесов к местам отела. В районах готовятся слеты ударников оленеводства. 15 апреля в Нарьян-Маре созывается совещание передовиков оленеводства.
— Что нового в быту, в семье оленеводов? Как поставлено обучение грамоте? Как изменяется положение женщин?
Нарьян-Мар. Культура заметно продвигается в тундру. Число грамотных растет, хотя ликвидация неграмотности, надо прямо сказать, организована нами неудовлетворительно. Тяга к учебе большая. Пожалуй, теперь в каждом чуме просятся на учебу. Лучшей формой обучения грамоте в кочевых условиях мы считаем курсы. Оленеводы учатся там, не отрываясь от стада и промысла.
Уходят в прошлое старые привычки, традиции. Чум Двойникова Алексея в Тиманской тундре содержится в образцовой чистоте. В чуме аккуратно прибрано, вымыто, нет дыма. Вместо костра топится железная печка. Таких чумов становится все больше.
Женщина становится равноправным участником строительства новой жизни в советской тундре. Передовые женщины— Степанида Апицына и Лукерья Хатанзейская руководят: первая — колхозом «Пнок», вторая — товариществом «КараХарбей». Обе—коммунистки. Хенерина работает председателей Хоседа-Хардского тундрового совета. Молодая девушка Акулина Белужна из Тиманской тундры, просватанная отцом, отказалась выполнить его приказ и вышла замуж за комсомольца Соболева. Она теперь комсомолка, вошла в колхоз. Домна Апицына, проданная по старому обычаю отцом, вступила в комсомол. Муж не отпускал ее на окружную конференцию комсомола, бил ее. Она развелась с мужем и приехала в окружком проситься на учёбу. Теперь Апипына едет делегаткой на краевую комсомольскую конференцию. Комсомолка Евдокия Садейская первой в тундре вышла на охоту помогать своему 63-летнему старику-отцу. Комсомолка Клавдия Талеева стала пасти оленей. До этого девушки и женщины были только работницами чума.
Клавдия зорко следила за стадом, берегла молодых телят. Однажды на ее дежурстве начал замерзать теленок. Она взяла его на руки, завернула в теплое, принесла в чум, отогрела и кормила его хлебом и супом. Теленок привык к новой пище к ожил. Сейчас Клавдия гордится своим питомцем. Колхоз наградил ее пыжиком и тремя оленями.
Женщины в тундре не хотят ходить в одной меховой одежде. Они просят завозить больше полотна, готового белья, детской клеенки.
Комсомольская организация по примеру комсомольцев Украины проводит кинофестиваль. Тундровая молодежь смотрит лучшие советские звуковые и немые фильмы, показывает достижения кружков колхозной самодеятельности. 12 комсомольцев и беспартийных молодых ненцев готовятся поступить в этом году в вузы. В техникумах окружного центра растет своя ненецкая интеллигенция.
— Что делается для улучшения связи в тундре, как работает исполкомовская авиация?
Нарьян-Мар. Окружной исполком приобрел два самолета типа «У-2». Летчики Клебанов и Сушинский проложили новые трассы через Малоземельную и Тиманскую тундру, готовятся к полетам к Хаседы-Хард и на Вайгач для связи с тундровыми советами. Зимой работают почтовые линии на оленях. На трактах расставлены почтовые чумы. Линии подходят к самым отдаленным пунктам тундры. Вторую зиму совершаются почтовые рейсы на оленях и собаках на Вайгач и Амдерму.
Много нового вносят партия и советская власть в тундру. Тундра становится неузнаваемой, меняет свой быт, строй, хозяйстве, и нет в тундре нечего ближе и дороже, как имя Сталина, с которым связана эта новая, счастливая жизнь советской тундры.
На этом закончилась наша беседа с руководящими работниками Ненецкого национального округа.
В. ВОРЫГИН.
Усть-Цильма», 4 апреля.

Дальше история развивалась так.

Неожиданно я получила три письма.
Первое из редакции:
"Уважаемая, Татьяна!
благодарны Вам за интересный материал.
обязательно используем его в нашей работе.
при подготовке текста статьи хотелось бы узнать и о судьбе вашего отца, бравшего это интервью"

Второе - с просьбой автора статьи, историка Ирины Леонидовны Ханзеровой. Она попросила фотографии В.Ворыгина. В следующем письме Ирина Леонидовна прислала свой номер телефона.
Я связалась с ней. Мы договорились, что я поделюсь с ней информацией, которую с собрала.
Сегодня я послала три письма с материалами, которые собрала. В одном из писем - три фотографии. В ателье их немного отретушировали - убрали трещины. Этим фотографиям более восьмидесяти лет. Жена В.Ворыгина, Лариса Ивановна Пушкина, сохранила их и в военные годы.
Collapse )

Статья в "Красном тундровике", о которой я писала раньше

Продолжение истории очерка В.Ворыгина "В Советской тундре", опубликованное в газете "Правда" в 1936 году. В статье из общественно-политической газеты ненецкого автономного округа "Няръяна вындер"(Красный тундровик) "Интервью из далёкого прошлого" все события, о которых я писала раньше, перечислены очень подробно. Даже не знаю, что и добавить.
Спасибо всем благодаря кому вышла эта статья, редакции общественно-политической газеты ненецкого автономного округа "Няръяна вындер"(Красный тундровик). И отдельное спасибо историку Ирине Леонидовне Ханзеровой

Интервью из далёкого прошлого
Привожу текст полностью
Недавно с редакцией «НВ» связалась Татьяна Феликсовна Шлямберг, человек, казалось бы, далёкий от Ненецкого округа и его истории

Она, математик – программист по специальности, всю жизнь прожила в Краснодарском крае и, как говорится, северных ветров не нюхала, снежными вихрями не обжигалась.
Сам факт поступления письма совсем не удивил. В последнее время, в связи с юбилеями округа и его столицы, ко мне, как автору исторических материалов, обращаются часто, особенно, если речь идёт о представителях ненецкого народа. Но здесь всё оказалось гораздо интереснее.

Находка из архива журналиста

Татьяна Шлямберг – внучка известного в 30-е годы журналиста Василия Ворыгина – нашла в архивах статьи своего деда о делах тундровых и провела параллель между материалами, напечатанными уже в современной газете «Няръяна вындер».
Увидев в статьях об истории НАО много знакомых по интервью деда имён, решила отправить нам материал, написанный им в 1936 году для центральной газеты «Правда». Кстати, журналисту Василию Ворыгину 25 февраля 2020 года исполнилось бы 115 лет.
Север для него не стал территорией отчуждения, именно у нас в Заполярье он сделал свои самые интересные материалы. Думаю, что за его творчество сегодня могут ему быть благодарны не только Ненецкий округ, но и Республика Коми, где он писал о начале геологоразведки на Севере, и Северодвинск (Молотовск), Новодвинск (бывший Арбум) и Архангельск. Историю этих территорий Василий Ворыгин отразил в своих материалах, будучи спецкором «Правды» с 1935 года по 1947-й.


На фото лётчик Сущинский и Выучейский у первого самолёта
В советской тундре
Именно так называлась эта статья в газете «Правда». Это интервью в № 96 от 6 апреля 1936 года Василия Ворыгина о том, как живут оленеводы Ненецкого округа при советской власти с первыми руководителями тех лет: Иваном Павловичем Выучейским и Иваном Яковлевичем Проурзиным.
Возможно, это интервью было для собеседников Ворыгина последним: Иван Выучейский вскоре был убит, а Иван Проурзин – арестован. Но на момент беседы с журналистом у обоих было планов громадьё. И каждый был уверен, что впереди у Ненецкого округа и его жителей прекрасное будущее.
Примечательно, что разговор журналиста вёлся по телеграфу, поэтому ни Ворыгин, ни его собеседники друг друга не видели. Да и слышали, наверное, не очень хорошо, поскольку некоторые фамилии, названия колхозов и оленеводческих кооперативов записали явно на слух. Но мы вместе с Татьяной Шлямберг постарались максимально восстановить текст того интервью.

Говорит далёкий Нарьян-Мар

Итак... говорит Нарьян-Мар – столица молодого Ненецкого округа, 1936 год.
«В эти дни, когда на юге Советского Союза заканчивается весенний сев, в далёкой тундре Ненецкого округа охотники на лыжах ещё бороздят снежные пространства. Охотятся за песцом и горностаем. Оленеводы на зимовках пасут стада оленей, добывающих себе корм из-под глубокого снега. Здесь идёт постоянная борьба с суровой природой, сюда быстро доходит новое, изменяются вековые обычаи, рождается зажиточная жизнь, социалистическая культура. Небольшой по численности ненецкий народ смело идёт к хозяйственному и культурному возрождению. Созданы и укрепились десятки оленеводческих колхозов. Они возникают в упорной борьбе с шаманами, кулаками, цепляющимися за своё былое влияние на ненцев, нередко используя их культурную и политическую отсталость. Около половины всех оленеводов округа уже вступило в колхозы. Выросли замечательные руководители из коренных жителей тундры».
Именно так начинается статья Василия Ворыгина – деда Татьяны Шлямберг.

Об округе «Правда» писала в 30-х

Уверена, нашим сегодняшним читателям интересно узнать, о чём говорил журналист с политическими деятелями округа тех лет, какими заботами жил тогда, в 30-годы прошлого столетия, наш край:

Публикуем выдержки из интервью:
Collapse )